✮IRENA ✮PLATOVA✮ предлагает Вам запомнить сайт «CCCP»
Вы хотите запомнить сайт «CCCP»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

НАШ АДРЕС НЕ ДОМ И НЕ УЛИЦА, НАШ АДРЕС СОВЕТСКИЙ СОЮЗ!

Александр Росляков. НАШИ БОЛЬШЕ НЕ ПРИДУТ

развернуть

Картинки по запросу картина возвращение с ВОВ

Мой отец умер в декабре 1991 года в 70-летнем возрасте от остановки сердца. За два дня до его смерти я приехал к нему в больницу, он впопыхах обнял меня и со страшной неуверенностью в голосе спросил: «Сынок, зачем мне дальше жить?»

Я, пойманный врасплох вопросом, за которым вдруг восстала вся его жизнь, честно сказал: «Не знаю». И он не знал. Поэтому, я думаю, через два дня и умер.

Он в 41-м ушел на фронт со студенческой скамьи, попал в окружение, потом вышел к партизанам, с ними воевал в брянских лесах, получил орден Красной Звезды и множество медалей. А в 43-м стал военкором, и недавно я обнаружил в Интернете его заметку «Скоро придут наши», извлеченную кем-то из «Партизанской правды». И эта заметка, написанная еще нетвердой юношеской рукой, потрясла меня до глубины души, до слез:

«В холодной нетопленой комнате, кутаясь в лохмотья, жмутся дети к исстрадавшейся матери. Сухими, выплаканными глазами женщина смотрит сквозь разбитое окно на мертвую изуродованную улицу. Гладит по головкам голодных ребятишек и, чтобы не плакали они, в сотый раз повторяет: «Скоро придут наши»...»

Я вдруг загривком понял, почему мы победили в той войне. Была и битва под Москвой, остановившая план «Барбаросса», и поворотная Курская дуга – и еще много великих битв, но суть все же не в них. Даже если бы мы проиграли и под Москвой, и под Курском, все равно бы выиграли. Потому что миллионы людей думали и чувствовали так, как думал и писал мой папа. Эта его заметка была насквозь пропитана, и даже ощущение – написана единым духом, делавшим непобедимой нацию: что бы ни случилось, ни стряслось – наши придут!

И то, что они впрямь пришли и папины военные заметки оказались не брехней, а чистой правдой, в нем отлилось каким-то клеточным, неубиенным оптимизмом, с которым было бесполезно спорить.

Вера в этих «наших», синонимичных в его время советским людям, которые победили фашизм, порожденный мировой буржуазией, до конца дней была самой твердой в нем. И когда пришла вся болтанка Горбачева, которой я сперва был воодушевлен, а потом разочарован, он с шуточным прикрытием его неистребимой веры говорил: «Ничего! Наши стоят под Тулой!» И чем больше я со своим фрондерством, не имевшим за спиной его Победы, спорил с ним, тем больше мне казалось, что они неким невидимым градом Китежем там и впрямь стоят…

Но вот и я достиг тех лет, когда надо иметь какой-то твердый Китеж за душой. Увы, он призрачен настолько, что с тем отцовским, большевистским и близко не сравнить. И еще я понял, в чем наше с ним главное различие. Он жил всю жизнь лучами завтрашнего дня, который для него по определению был лучше вчерашнего. А я, мы, живущие сейчас, все больше тянемся обратно к прошлому.

Вступив в коммунисты на войне, он называл впавшего в маразм генсека Брежнева «бровеносцем» и «гиббоном». Но верил, что это – наносное и наши как дембель, который по армейской поговорке неизбежен, все равно придут: «Чем чаще эти мумии менять, тем лучше! Наши уже на подходе!» Весь опыт его жизни говорил, что движемся мы к лучшему и никакие перегибы, как извилины большой реки, не могут это отменить. А почему перегиб на перегибе – отвечал с присущим ему юмором: «Потому как идем неизведанным путем!»

Он родился в глухом селе на Ставрополье, да еще в том конце села, который назывался Непочетка. И в детстве самым большим чудом света для него стал «фимический» карандаш, подаренный ему за вспашку «конем» соседского огорода. А дожил до Гагарина, цветного телевизора; за круглые пятерки его, прикатившего в Москву с тощей котомкой, приняли в самый элитный тогда ВУЗ страны – ИФЛИ. «Вот это, – говорил он, – демократия, когда крестьянский сын имеет право на образование и любой пост в стране наравне с сыном министра!»

И вся его родня в Ставропольском крае, в Баксане, Нальчике, Грозном, по которой он меня провез однажды для наглядного урока, демонстрировала тот же рост. Всего за одно поколение на той периферии поднялись от керосиновой лампы до электронной; покрыли крыши вместо дранки рубероидом, потом шифером и железом; купили «тевелизоры», «моциклеты», холодильники; стали летать в Москву на самолетах – те, кто еще недавно не знал ничего быстрей конной упряжки и никого важней сельского попа. А тут еще сын Аньки с Непочетки Васька Росляков преподает в главном Московском Университете Ломоносова!

И когда мой дедушка растолковал моей малограмотной бабушке, кем стал в Москве ее сын, та от переизбытка чувств грохнулась на пол, еле откачали. И наши люди, получившие невиданные блага от советской власти, очень знали, за что воевали в ту Отечественную, на которой воевал и мой отец, и дед. Просто «за Сталина» никто бы с таким чрезвычайным героизмом воевать не стал.

Перед Сталиным отец преклонялся как перед величайшим гением, сделавшим страну великой, хоть и ценой великих и порой невинных жертв. Но на его памяти в деревнях невинно гибло от голодной жизни и отсутствия врачей куда больше, чем от всех сталинских репрессий. У него самого умерли так трое старших братьев. Но он и не мыслил о возврате сталинизма, понимая его не как конечную, а как начальную, трагическую и великую, как всякое начало, точку развития идущей к лучшему страны. Он смотрел в будущее так, как смотрит в урожай крестьянин, с кровавыми мозолями вспахавший и засеявший его надел.

Но такого урожайного крестьянства у нас уже почти не стало, и жрем по преимуществу с чужих полей. И смотрим, как это ни парадоксально для не выходящей из реформ страны, все больше в прошлое. Одни – в советское, все больше кажущееся раем для его поклонников. Другие – в царское, третьи – в православную архаику, четвертые – в доправославное еще язычество.

И я, как ни тяну себя за уши в будущее, качусь душой в советское былое, где все же было больше равенства и братства, и музыки, и литературы, и научного прогресса, и свершений, внушавших любовь к Родине и веру в личное бессмертие. А в будущем кроме гниенья обожравшегося брюха, хоть убей, не вижу ничего.

Мой же отец до самого последнего даже не года, а месяца его жизни светлое будущее видел. И этим, безусловно, был счастливей моего.

Но в конце 91-го, положившем конец всему, за что он жил, для него пришел час самой тяжкой жизненной расплаты. Когда столкнулись лбами Ельцин и ГКЧП, он не был ни за ту, ни за другую сторону. Точным чутьем прожившего жизнь человека он сразу уловил, что Ельцин, чьим бесстрашием я восхищался поначалу – не сеятель и не строитель, а лишь отчаянно властолюбивый разрушитель.

Но и гекачеписты с их личной трусостью и сходством с прежними «гиббонами» – были тоже для него не наши. А наши, которые согласно его вере должны были прийти на ключевом изломе, так и не пришли. И он со всей ужасной для искренне верящего очевидностью понял, что и не придут.

Самым презренным словом для него было «лавочники», всегда порождающие на конце фашизм. Он обожал Пушкина, Чайковского, читал со смаком наставления Мономаха и прочую историю родной страны. Но понял, что страна, за которую он воевал и жил, за которую воевали и жили Мономаховичи, Пушкины, Чайковские, закончилась. Настала страна лавочников. Но жить в такой стране он не хотел.

А потом, когда русских погнали, как какой-то сор, с Кавказа, я получил письмо от 90-летнего отцовского учителя, выброшенного из Грозного, куда его раньше отрядили обучать детей. Старый человек ничего не просил, просто делился горечью от всего того, что мой отец уже не застал и не увидел. Читалось это письмо – как из какой-то Нерчинской ссылки, хотя старик вернулся в свой же теплый Ставропольский край.

Но его выслали из той страны, которую он строил заодно с моим отцом. И я подумал: как хорошо, что мой отец не дожил до этого позора! До страны, в которой наши люди, победившие фашизм, снова очутились в положении женщины, которая в холодной комнате смотрит сквозь разбитое окно на улицу – но ничего уже не может сказать детям. Поскольку наши больше не придут.

Мы потому и пятимся, как раки, вспять, что сознаем: будущее нам ничем не светит, и самое большое, чем мы можем успокоиться – не думать о нем вовсе. Как только проедим свои природные запасы, тут нам и конец: впрок ничего ж не заготовлено, поля не вспаханы и не засеяны, и сами орудия труда сданы во вторчермет.

Но жизнь не терпит пустоты, и если наши больше не придут, на нашу землю неизбежно придут не наши. Поскольку для нее все одинаковы: кто на ней трудится и сеет, того она и приемлет, тому и родит.

Этих чужих с каждым годом на родной земле все больше, их речь заполоняет наши улицы – как когда-то речь немецких оккупантов. Но к этим новым чужим у меня нет зла, они – завоеватели, но мирные, порабощающие нас не гнусным планом «Барбаросса», но святым путем труда.

Наоборот, я к ним питаю даже уважение на грани восхищения – за их способность обживаться на чужой земле, при всем недружелюбии ее аборигенов и ментов. Но все равно отделаться от ощущения, что они – те же захватчики, которых моему отцу и деду удалось отбить когда-то, – не могу.

Да, счастье моих предков – не узреть всей этой напасти, бессмыслящей их веру, жертвы и труды. Но не придется ли моим потомкам собирать свои котомки на потерянной для них земле?

Александр Росляков


Опубликовала Ольга Басурова , 09.05.2017 в 20:08

Реакции на статью

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
rubin1976
rubin1976 11 мая, в 00:54 "Наши не пришли". Скажите мне, а где они "НАШИ"? Кто теперь кому "НАШ"? И кому "НАШ" я?
Кто мне- "НАШ"? Явно не алкоголик, не тот, кто пользуясь любой возможностью, пытается урвать даже копейку, не заработать- именно урвать.
Зарабатывают в поле и у станка, библиотекарь или музейный экскурсовод, кондуктор в трамвае (потому что им никто не "ДАСТ";) . Продавец- может быть... А чиновник-уже нет... Ибо не слишком большую зарплату чиновник научился ... "компенсировать", а к большой -"прибавлять" на масло с икорочкой...И предприниматель -рвет, не может не рвать.Ему же прибыль нужна и побольше, иначе нет смысла жилы рвать. И если разобраться, весь бизнес- искусство обмана: убедить купить покупателя товар по-дороже, хотя есть такой же, такого же качества, но по более низкой цене... и у конкурента. Накрутить цену, расписав сказку про свойства товара. Уйти от налогов, убедить контрагента заключить сделку на условиях,выгодных тебе, а не ему... и если не ты, то тебя...Вечная война, которая, как известно, "путь обмана".
Про банки и кредиты говорить не буду... там все построено на красивой "обертке", за которой выкручивание рук доверчивым простакам, не умеющим блюсти свою выгоду, копить упорным трудом, желающим получить все и сразу...
Да и я-юрист, я ж с гонорара живу... То есть с того, чтобы клиент мне заплатил побольше, причем даже за дело, выиграть которое шансом почти что нет... То есть тоже рву... Если я не буду брать деньги с тех, кто ко мне обращается, не буду иметь денег на жизнь я и дохода- мой хозяин-работодатель... То есть и моя совесть не чиста. Так выходит и сам себе я уже не "наш"!
Мы живем в мире, который ценность фильмов мерит не потому насколько они интересны, а по "кассовым сборам"... Пока у нас это не прижилось, но с каждым годом ... приживается-таки.В мире, где книги продают только те, которые рентабельны для издательств, где мерило успеха-деньги, карьера и возможности (последние всегда можно измерить все в том же коммерческом гешефте для их обладателя и его близких).
В мире, который перестал рваться к звездам.... Скажите, когда вы последний раз смотрели на звезды и думали "А как оно может быть Там?"
В мире, который вырождается, потому что количество однополых браков растет, а для половых "сдвигов по фазе" придуман термин "гендерная самоидентификация".
А еще в мире, где настолько забыли, как это страшно, когда рядом с тобой рвутся бомбы, что этот мир начинает мечтать о войне... "А пойдем проучим, наконец, этих диких русских". "А пойдем зарядим в Йелоустоун боеголовкой"...
Можно бы сделать нужные выводы из судьбы Сирии, Ливии, Ирака... Но они же так далеко! И американцы, и наши военные туда летают воевать... в командировки. Но когда тысячи гибнут за тридевять земель- одно, когда ты хоронишь девчонку из соседнего дома, вина которой лишь в том, что она не ушла с улицы, когда завыли сирены системы оповещения- другое...
Меня спрашивали, а за что воевал мой дед (ровесник отца Александра)? Я перенес этот вопрос на себя. Ну я бы воевал, если бы какой-нибудь урод приперся на нашу территорию... Чтобы он, этот урод, не раздолбал завод, которому я отдал десяток лет жизни (и который раздолбали без всякой войны неумные руководители), чтобы обстрел не разрушил дома, которые строили мой дед и отец, чтобы случайные осколки не убили близких мне людей, чтобы чужая солдатня не пограбила дома, мимо которых я хожу и не изнасиловала женщин, на которых я любуюсь...
Да, вот только все это происходит и без объявленной войны. Не потому ли меня всю жизнь преследует дичайшее ощущение, что куда бы я не шел, война идет следом. Можно ее не замечать.... но она ведь идет! И тебе приходится вспоминать о ней, когда тебя настигает очередная нелепая смерть тех, кого ты знал, уважал и любил...
Ну да ладно, вернемся к войнам "классическим". У нас список обид к Америке огромен... но не надейтесь, янки тоже найдут, что нам предъявить... Будут ли они правы? - А правы ли мы сами?! И есть ли она вообще, абсолютная правота?!
И так ли важно, кто прав, если хреново окажется, прежде всего, миллионам тех, кто ни с кого ничего не хотел взыскать, никому ничего не собирался доказывать, мстить, ни кого "демократизировать" или "принуждать к миру"?!
Скажите мне, этот мир нормален?
Скажите, этот мир НАШ?
Я лично не чувствую себя в нем своим. Как не почувствовал себя в нем своим отец Александра Рослякова, и, похоже, не чувствует себя в нем своим сам Александр....
Если мир этот для нас уже не Свой, то где же их взять, тех самых Наших??? И к кому, зачем и для чего (почему) они должны прийти?
Текст скрыт развернуть
8
Ирина52
Ирина52 rubin1976 11 мая, в 17:33 Просто мы живем на оккупированной капитализмом территории. Нашим этот мир не будет, пока не вернем социализм. Текст скрыт развернуть
13
ГалоЧКа
ГалоЧКа rubin1976 12 мая, в 02:47 я вот регулярно смотрю на звезды и думаю....про другие миры...а как оно там....потом думаю, как исправить все в этом нашем бренном мире...сначала мысли активные и, кажется...вот-вот...ухвачу что-то важное....ан нет....ускользает....и снова накатывает безысходность....и кажется,ничего уже не изменить..... Текст скрыт развернуть
2
Валерий Клименко
Валерий Клименко 11 мая, в 09:02 Уже пришли. Командир только задерживается. Текст скрыт развернуть
3
наталия позднякова
наталия позднякова 11 мая, в 16:17 тяжёлая статья,но в ней правда,наши в ближайшие 10 лет не придут,жаль. Текст скрыт развернуть
9
Ирина52
Ирина52 11 мая, в 17:30 АВТОР ПРАВ. Но: давайте проведем мысленный эксперимент. Представим, что мы живем в конце 19 века. 1898: "Союз борьбы за освобождение рабочего класса" - кучка энтузиастов. Вы бы поверили, что уже в 1917 грянет Красный Октябрь? Может, новые Ленин и Сталин (под другими именами) уже подрастают.... ИМЕННО ЭТО я говорю студентам, если они задают вопросы. А они их пока , несмотря на ЕГЭ, задают... Текст скрыт развернуть
9
Alexandr Nikolaevich Mirny
Alexandr Nikolaevich Mirny Ирина52 19 мая, в 14:04 И будут задавать. Это гены. Текст скрыт развернуть
0
Vaycheslav Turkin
Vaycheslav Turkin 11 мая, в 19:50 Мещанство сильная штука, она побеждает всегда тех, кто живет животом. Текст скрыт развернуть
3
Николай Кареев
Николай Кареев 11 мая, в 21:20 В условиях абсолютной изоляции и сплошных санкций, без Думы и понятия о кризисах, налоговой службе и долларах, без Ленина и Сталина, в СССР при одном Сбербанке, за период «застоя», с 1950 по 1980гг. было построено около 300 одних только гидроэлектростанций малой, средней и большой мощностей, (см. «Гидроэнергетические объекты СССР» Справочные данные ВНИИГ им. Б.Е.Веденеева), не считая атомных и прочих крупномасштабных строек и объектов освоения природных ресурсов, космоса, целины, ЖКХ, БАМ с сотнями мостов и тоннелей и т.д., и т.д., поглощавших рабочую силу и не позволявших ей спиваться. И на все хватало денег, потому, что зарплата соответствовала трудозатратам и истинному вкладу каждого в экономику страны, а финансовые потоки не распылялись по воровским структурам, а сосредотачивались в одном банке, имеющем государственный статус. А о воровстве и помыслов не возникало, потому, что на зонах не носки штопали, а растили мощь страны. А сегодня с долларами Россия производит впечатление великой державы, но больше ничего не производит. Владея 1/7 поверхности суши, богатейшими запасами полезных ископаемых, плодороднейшими черноземами, и т.д. и т.д., преступно пребывать на дне и зависеть от импорта промышленных товаров и отравленных продуктов питания, выращенных в пустыне на голых скалах и находиться по ряду показателей на уровне африканских стран. «Сорок лет (практически с 1977г) реформы крутим, все как вилы по воде…» Моисей 40 лет водил свой народ по пустыне в поисках счастья, а Правительство РФ уже 40 лет водит свой народ за нос в поисках дна…
Сегодня в России дармоедов больше, чем в СССР. Да разве в СССР было столько не работающих депутатов всех уровней, проверяющих, надзирающих инспектирующих, контролирующих, восседающих, защищающих, при отсутствии результатов защиты, опекающих, указующих, наблюдающих, попечительствующих, ворующих, охраняющих воров в законе и наворованное ими и прочих паразитирующих? А куда же подевались гегемоны с хлеборобами, пополнявшие казну и создававшие материальные ценности? Сегодня в России плюнь, попадешь если не в сотрудника по противодействию коррупции, то в юриста, а промахнешься в афериста. Казалось бы, при таком количестве праведников не должно быть грешников, а нет же, Россия грешниками обрастает как снежный ком, рождающий лавину?!
Анализируя происходящее сегодня в России, приходиться только констатировать, что «…проливали красную мы даром на полях в Гражданскую войну…». А рассчитывать на приход каких то "наших" не приходиться, потому что у кого деньги, у того и власть…тем более в условиях, охарактеризованных еще Н.Некрасовым:
Быдло холопьего звания,
Сущие псы иногда,
Для них чем страшней наказание
Тем им милей господа
Текст скрыт развернуть
6
Владимир Горбунов
Владимир Горбунов 11 мая, в 23:00 НАШИ БОЛЬШЕ НЕ ПРИДУТ! Пришли прихвостни! Текст скрыт развернуть
1
marija bogoslovskaja (рябова)
marija bogoslovskaja (рябова) 12 мая, в 00:40 Маршал Иван Конев: «Сталинская победа – это всенародная беда»
Степан Кашурко — бывший помощник по особым поручениям маршала Ивана Конева, генерал-полковник, Президент Центра розыска и увековечивания без вести пропавших и погибших защитников Отечества:
В канун 25-летия Победы маршал Конев попросил меня помочь ему написать заказную статью для «Комсомольской правды». Обложившись всевозможной литературой, я быстро набросал «каркас» ожидаемой «Комсомолкой» победной реляции в духе того времени и на следующий день пришел к полководцу. По всему было видно: сегодня он не в духе.
Читай, — буркнул Конев, а сам нервно заходил по просторному кабинету. Похоже, его терзала мысль о чем-то наболевшем.
Горделиво приосанившись, я начал с пафосом, надеясь услышать похвалу: «Победа — это великий праздник. День всенародного торжества и ликования. Это...»
— Хватит! — сердито оборвал маршал. — Хватит ликовать! Тошно слушать. Ты лучше скажи, в вашем роду все пришли с войны? Все во здравии вернулись? Нет. Мы недосчитались девятерых человек, из них пятеро пропали без вести, — пробормотал я, недоумевая, к чему это он клонит. — И еще трое приковыляли на костылях.
— А сколько сирот осталось? — не унимался он.
— Двадцать пять малолетних детей и шестеро немощных стариков.
— Ну и как им жилось? Государство обеспечило их?
— Не жили, а прозябали, — признался я. — Да и сейчас не лучше. За без вести пропавших кормильцев денег не положено... Их матери и вдовы глаза повыплакали, а все надеются: вдруг хоть кто-нибудь вернется. Совсем извелись...
— Так какого черта ты ликуешь, когда твои родственники горюют! Да и могут ли радоваться семьи тридцати миллионов погибших и сорока миллионов искалеченных и изуродованных солдат? Они мучаются, они страдают вместе с калеками, получающими гроши от государства...
Я был ошеломлен. Таким я Конева видел впервые. Позже узнал, что его привела в ярость реакция Брежнева и Суслова, отказавших маршалу, попытавшемуся добиться от государства надлежащей заботы о несчастных фронтовиках, хлопотавшему о пособиях неимущим семьям пропавших без вести.
Иван Степанович достал из письменного стола докладную записку, видимо, ту самую, с которой безуспешно ходил к будущему маршалу, четырежды Герою Советского Союза, кавалеру «Ордена Победы» и трижды идеологу Советского Союза. Протягивая мне этот документ, он проворчал с укоризной:
— Ознакомься, каково у нас защитникам Родины. И как живется их близким. До ликованья ли ИМ?!
Бумага с грифом «Совершенно секретно» пестрела цифрами. Чем больше я в них вникал, тем больнее щемило сердце: «...Ранено 46 миллионов 250 тысяч. Вернулись домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков. Одноглазых 155 тысяч, слепых 54 тысячи. С изуродованными лицами 501342. С кривыми шеями 157565. С разорванными животами 444046. С поврежденными позвоночниками 143241. С ранениями в области таза 630259. С оторванными половыми органами 28648. Одноруких 3 миллиона 147. Безруких 1 миллион 10 тысяч. Одноногих 3 миллиона 255 тысяч. Безногих 1 миллион 121 тысяча. С частично оторванными руками и ногами 418905. Так называемых „самоваров“, безруких и безногих — 85942».
— Ну, а теперь взгляни вот на это, — продолжал просвещать меня Иван Степанович.
«За три дня, к 25 июня, противник продвинулся вглубь страны на 250 километров. 28 июня взял столицу Белоруссии Минск. Обходным маневром стремительно приближается к Смоленску. К середине июля из 170 советских дивизий 28 оказались в полном окружении, а 70 понесли катастрофические потери. В сентябре этого же 41-го под Вязьмой были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артполк Резерва Главного командования и полевые Управления четырех армий. В Брянском котле очутились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артполков и полевые Управления трех армий. Всего же в 1941-м в окружение попали и не вышли из него 92 из 170 советских дивизий, 50 артиллерийских полков, 11 танковых бригад и полевые Управления 7 армий. В день нападения фашистской Германии на Советский Союз, 22 июня, Президиум Верховного Совета СССР объявил о мобилизации военнообязанных 13 возрастов — 1905-1918 годов. Мгновенно мобилизовано было свыше 10 миллионов человек. Из 2-х с половиной миллионов добровольцев было сформировано 50 ополченческих дивизий и 200 отдельных стрелковых полков, которые были брошены в бой без обмундирования и практически без надлежащего вооружения. Из двух с половиной миллионов ополченцев в живых осталось немногим более 150 тысяч».
Говорилось там и о военнопленных. В частности, о том, что в 1941 году попали в гитлеровский плен: под Гродно-Минском — 300 тысяч советских воинов, в Витебско-Могилёвско-Гомелъском котле — 580 тысяч, в Киевско-Уманьском — 768 тысяч. Под Черниговом и в районе Мариуполя — еще 250 тысяч. В Брянско-Вяземском котле оказались 663 тысячи, и т.д. Если собраться с духом и все это сложить, выходило, что в итоге за годы Великой Отечественной войны в фашистском плену умирали от голода, холода и безнадежности около четырех миллионов советских бойцов и командиров, объявленных Сталиным врагами и дезертирами.
Подобает вспомнить и тех, кто, отдав жизнь за неблагодарное отечество, не дождался даже достойного погребения. Ведь по вине того же Сталина похоронных команд в полках и дивизиях не было — вождь с апломбом записного хвастуна утверждал, что нам они ни к чему: доблестная Красная Армия врага разобьет на его территории, сокрушит могучим ударом, сама же обойдется малой кровью. Расплата за эту самодовольную чушь оказалась жестокой, но не для генералиссимуса, а для бойцов и командиров, чья участь так мало его заботила. По лесам, полям и оврагам страны остались истлевать без погребения кости более двух миллионов героев. В официальных документах они числились пропавшими без вести — недурная экономия для государственной казны, если вспомнить, сколько вдов и сирот остались без пособия.
В том давнем разговоре маршал коснулся и причин катастрофы, в начале войны постигшей нашу «непобедимую и легендарную» Красную армию. На позорное отступление и чудовищные потери ее обрекла предвоенная сталинская чистка рядов командного состава армии. В наши дни это знает каждый, кроме неизлечимых почитателей генералиссимуса (да и те, пожалуй, в курсе, только прикидываются простачками), а ту эпоху подобное заявление потрясало. И разом на многое открывало глаза. Чего было ожидать от обезглавленной армии, где опытные кадровые военачальники вплоть до командиров батальона отправлены в лагеря или под расстрел, а вместо них назначены молодые, не нюхавшие пороху лейтенанты и политруки..."
— Хватит! — вздохнул маршал, отбирая у меня страшный документ, цифры которого не укладывались в голове. — Теперь понятно, что к чему? Ну, и как ликовать будем? О чем писать в газету, о какой Победе? Сталинской? А может, Пирровой? Ведь нет разницы!
— Товарищ маршал, я в полной растерянности. Но, думаю, писать надо по-советски.., — запнувшись, я уточнил: — по совести. Только теперь вы сами пишите, вернее, диктуйте, а я буду записывать.
— Пиши, записывай на магнитофон, в другой раз такого уж от меня не услышишь!
И я трясущейся от волнения рукой принялся торопливо строчить:
«Что такое победа? — говорил Конев. — Наша, сталинская победа? Прежде всего, это всенародная беда. День скорби советского народа по великому множеству погибших. Это реки слез и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Это миллионы исковерканных судеб, не состоявшихся семей, не родившихся детей. Миллионы замученных в фашистских, а затем и в советских лагерях патриотов Отечества». Тут ручка-самописка, как живая, выскользнула из моих дрожащих пальцев.
— Товарищ маршал, этого же никто не напечатает! — взмолился я.
— Ты знай, пиши, сейчас-то нет, зато наши потомки напечатают. Они должны знать правду, а не сладкую ложь об этой Победе! Об этой кровавой бойне! Чтобы в будущем быть бдительными, не позволять прорываться к вершинам власти дьяволам в человеческом обличье, мастерам разжигать войны.
— И вот еще чего не забудь, — продолжал Конев. — Какими хамскими кличками в послевоенном обиходе наградили всех инвалидов! Особенно в соцобесах и медицинских учреждениях. Калек с надорванными нервами и нарушенной психикой там не жаловали. С трибун ораторы кричали, что народ не забудет подвига своих сынов, а в этих учреждениях бывших воинов с изуродованными лицами прозвали «квазимодами» («Эй, Нина, пришел твой квазимода!» — без стеснения перекликались тетки из персонала), одноглазых — «камбалами», инвалидов с поврежденным позвоночником — «паралитиками», с ранениями в область таза — «кривобокими». Одноногих на костылях именовали «кенгуру». Безруких величали «бескрылыми», а безногих на роликовых самодельных тележках — «самокатами». Тем же, у кого были частично оторваны конечности, досталось прозвище «черепахи». В голове не укладывается! — с каждым словом Иван Степанович распалялся все сильнее.
— Что за тупой цинизм? До этих людей, похоже, не доходило, кого они обижают! Проклятая война выплеснула в народ гигантскую волну изуродованных фронтовиков, государство обязано было создать им хотя бы сносные условия жизни, окружить вниманием и заботой, обеспечить медицинским обслуживанием и денежным содержанием. Вместо этого послевоенное правительство, возглавляемое Сталиным, назначив несчастным грошовые пособия, обрекло их на самое жалкое прозябание. Да еще с целью экономии бюджетных средств подвергало калек систематическим унизительным переосвидетельствованиям во ВТЭКах (врачебно-трудовых экспертных комиссиях): мол, проверим, не отросли ли у бедолаги оторванные руки или ноги?! Все норовили перевести пострадавшего защитника родины, и без того нищего, на новую группу инвалидности, лишь бы урезать пенсионное пособие...
О многом говорил в тот день маршал. И о том, что бедность и основательно подорванное здоровье, сопряженные с убогими жилищными условиями, порождали безысходность, пьянство, упреки измученных жен, скандалы и нестерпимую обстановку в семьях. В конечном счете, это приводило к исходу физически ущербных фронтовиков из дома на улицы, площади, вокзалы и рынки, где они зачастую докатывались до попрошайничества и разнузданного поведения. Доведенные до отчаяния герои мало-помалу оказывались на дне, но не их надо за это винить.
К концу сороковых годов в поисках лучшей жизни в Москву хлынул поток обездоленных военных инвалидов с периферии. Столица переполнилась этими теперь уже никому не нужными людьми. В напрасном чаянии защиты и справедливости они стали митинговать, досаждать властям напоминаниями о своих заслугах, требовать, беспокоить. Это, разумеется, не пришлось по душе чиновникам столичных и правительственных учреждений. Государственные мужи принялись ломать голову, как бы избавиться от докучной обузы.
И вот летом 49-го Москва стала готовиться к празднованию юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья: чистилась, мылась. А тут эти фронтовики — костыльники, колясочники, ползуны, всякие там «черепахи» — до того «обнаглели», что перед самым Кремлем устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это вождю народов. И он изрек: «Очистить Москву от „мусора“!»
Власть предержащие только того и ждали. Началась массовая облава на надоедливых, «портящих вид столицы» инвалидов. Охотясь, как за бездомными собаками, правоохранительные органы, конвойные войска, партийные и беспартийные активисты в считанные дни выловили на улицах, рынках, вокзалах и даже на кладбищах и вывезли из Москвы перед юбилеем «дорогого и любимого Сталина» выброшенных на свалку истории искалеченных защитников этой самой праздничной Москвы.
И ссыльные солдаты победоносной армии стали умирать. То была скоротечная гибель: не от ран — от обиды, кровью закипавшей в сердцах, с вопросом, рвущимся сквозь стиснутые зубы: «За что, товарищ Сталин?»
Так вот мудро и запросто решили, казалось бы, неразрешимую проблему с воинами-победителями, пролившими свою кровь «За Родину! За Сталина!».
— Да уж, что-что, а эти дела наш вождь мастерски проделывал. Тут ему было не занимать решимости — даже целые народы выселял, — с горечью заключил прославленный полководец Иван Конев."
Из книги Игоря Гарина «Другая правда о Второй мировой ч. 1. Документы»
via; phililogist
http://izbrannoe.com/news/lyudi/marshal-ivan-konev-stalinska...
Ключевые слова: новости, статья
Опубликовал Игорь Молд , 11.05.2017 в 14:32
Текст скрыт развернуть
-5
Игорь Фурсов
Игорь Фурсов marija bogoslovskaja (рябова) 4 июня, в 14:11 Все мемуары и воспоминания субъективны и тенденциозны.
Откуда простой генерал узнал все сведения про миллионы? Тогда доступа не было к архивам, даже для генералов
И он изрек: «Очистить Москву от „мусора“! - это Сталин лично Кашурко сказал или Коневу или одна бабка сказала?
Почему мы безоговорочно верим мифам очерняющих нашу историю и наших героев
может потрудитесь и почитаете другие статьи? http://c-500.livejournal.com/346575.html
Текст скрыт развернуть
0
marija bogoslovskaja (рябова)
marija bogoslovskaja (рябова) Игорь Фурсов 4 июня, в 16:43 ответ пользователю Игорь Фурсов
-------------------------------------------------------------
А, кто писал статьи все эти?
По указке Сталина писали их.
И просочилась ПРАВДА, не исчезнет.
И как бы рты не закрывали, она в народе НЕ умрёт!
Текст скрыт развернуть
0
Игорь Фурсов
Игорь Фурсов marija bogoslovskaja (рябова) 4 июня, в 19:31 Господа, ну что гнать-то Статья ВАЛААМСКИЕ СПИСКИ http://www.rusvera.mrezha.ru/662/3.htm написано в 2012г., ну не дуркуйте, Сталина нет, а вы дьявольские пляски на его костях, какая указка? Текст скрыт развернуть
0
Alexandr Nikolaevich Mirny
Alexandr Nikolaevich Mirny 19 мая, в 14:03 Вообще-то наши уже на подходе. И Бессмертный полк тому подтверждение. И кинулись все в историю искать спасения именно потому, что спасение там в корнях. Мы начинаем вспоминать кто мы откуда, зачем живём.

Так что всё как всегда. Наши деды бились с мировым злом, теперь наша очередь. Тогда в первых рядах мирового зла шёл германский нацизм, теперь американский нацизм. Олигархи, которым Россия вцелом и каждый русский по отдельности это как кость в голе будут всегда хотеть нас уничтожить. Потому что свободные люди, свободные в первую очередь от власти золотого тельца, для торгашей и рабовладельцев это главная угроза их мировому господству. А значит будут и новый Сталинград и новое знамя над очередным Рейхстагом. Только ставки в этот раз для мировой торгашеской кодлы намного выше, чем раньше. После поражения германского фашизма они были вынуждены отступить на последний рубеж. Это только кажется, что мы много потеряли отдав им центральную Европу и развалив СССР. Нет это всего-лишь возможность сконцентрировать силы на главном направлении, а им теперь придётся тащить все эти много численные чемоданы без ручек. И то, что произошло на Украине это жестоко, кроваво, гнусно, но в конечном итоге тоже хорошо. Враги проявились и с ними можно будет покончить. И так как мировое зло отступило до последнего рубежа, то в этот раз битва будет ещё более жестокая, ещё более мировая и на сей раз окончательная. Я надеюсь, окончательная. Это от нас зависит, чтобы мы их в этот раз не пощадили из-за каких-то псевдогуманистических соображений, как когда-то бандеровцев, а выкорчевали всю эту гнусь до последнего отростка.

Но мы должны верить. Ради наших детей должны.
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.
Текст скрыт развернуть
4
marija bogoslovskaja (рябова)
marija bogoslovskaja (рябова) Alexandr Nikolaevich Mirny 4 июня, в 16:49 ответ пользователю Alexandr Nikolaevich Mirny
-------------------------------------------------------------------
Люди верили своей Родине,
И не думали. что их подставят....
И только сила истинной любви
В своей природе побеждала...
Текст скрыт развернуть
0
Игорь Фурсов
Игорь Фурсов marija bogoslovskaja (рябова) 4 июня, в 19:33 Родина - люди и земля твоих предков, Родина-это то, то, что ты любишь как свою, мать. Родина не может подставит, несправедливость делают люди. Текст скрыт развернуть
0
Евгений Чекалов
Евгений Чекалов 1 июня, в 06:36 Цитата: 'Настала страна лавочников. Но жить в такой стране он не хотел.' - Как это точно сказано! Текст скрыт развернуть
2
marija bogoslovskaja (рябова)
marija bogoslovskaja (рябова) Евгений Чекалов 4 июня, в 16:50 Но равноправия не будет никогда.
Человек хозяин своей жизни...............
Текст скрыт развернуть
0
Алиса Сизова
Алиса Сизова 6 июня, в 23:46 Горькая, очень горькая и обескураживающая правда о которой, чаще всего, стараются не задумываться из чувства самосохранения. Да, мы похожи на страусов, прячущих голову в песок при опасности, а главное - растворились убеждения, ведь за них просто уничтожают. Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 100
Комментарии Facebook
Сражение за газ

Сражение за газ

23 июл, 14:30
+4 1
Путин и Сталин

Путин и Сталин

23 июл, 14:30
-5 123
О Ялтинской конференции 1945 года

О Ялтинской конференции 1945 года

18 июл, 06:50
+4 1
Члeнoврeдители Великой войны

Члeнoврeдители Великой войны

15 июл, 17:57
+3 12
Запрещенная история: простит…

Запрещенная история: проституция в СССР.

14 июл, 06:22
-6 21
«Ни хлеба, ни соли нетути»: …

«Ни хлеба, ни соли нетути»: что ел русский солдат в Первую мировую

9 июл, 13:32
+8 4
Особенности национальной вое…

Особенности национальной военно-полевой кухни.

8 июл, 12:06
0 50
Как Горбачев создал дефицит еды

Как Горбачев создал дефицит еды

8 июл, 11:38
+26 26
Орден "Победа" для короля.

Орден "Победа" для короля.

8 июл, 11:37
+13 45
НЕСОВМЕСТИМОСТЬ ВЕРЫ И НЕПРАВДЫ

НЕСОВМЕСТИМОСТЬ ВЕРЫ И НЕПРАВДЫ

6 июл, 08:35
+16 22
"похвально-нахальное слово в…

"похвально-нахальное слово воровству"

6 июл, 08:33
+2 0
СМЕРШ: оболганные герои.

СМЕРШ: оболганные герои.

5 июл, 10:22
+73 23
Черный миф о заградотрядах в…

Черный миф о заградотрядах в Великую Отечественную войну

4 июл, 13:07
+29 55
Ил-18: первый турбовинтовой …

Ил-18: первый турбовинтовой лайнер России

4 июл, 13:01
+4 0
Освободить Минск от фашистов!

Освободить Минск от фашистов!

1 июл, 17:26
+16 4
Товарищ Демон

Товарищ Демон

1 июл, 16:49
+9 181
Как Сталин изгнал Резника

Как Сталин изгнал Резника

1 июл, 16:47
+59 82
"Нас спасёт коммунизм!" бесе…

"Нас спасёт коммунизм!" беседа с Народным артистом России Юрием Назаровым

1 июл, 16:44
+115 107
Действия подводных сил Балти…

Действия подводных сил Балтийского флота летом – осенью 1942 г

30 июн, 16:19
+3 2
Фараон сохи и реактора

Фараон сохи и реактора

27 июн, 17:27
-34 139
Запомнить
Присоединиться

Сейчас на сайте

31117 пользователям нравится сайт cccp-2.su

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Яндекс.Метрика
ЛУЧШЕЕ ЗА МЕСЯЦ
"Нас спасёт коммунизм!" беседа с Народным артистом России Юрием Назаровым

"Нас спасёт коммунизм!" беседа с Народным артистом России Юрием Назаровым

Юрий Назаров родился под счастливой звездой. В его фильмографии более полутора сотен картин: "Непрошенная любовь" (по рассказу М. Шолохова "Чужая кровь"

Константин Анатольев 1 июл, 16:44
+115 107
СМЕРШ: оболганные герои.

СМЕРШ: оболганные герои.

Благодаря наличию некоего романтического ореола советская военная контрразведка СМЕРШ находится "на особом счету" у русофобов - как западных, так и наших, "дом

Евгений Никитин 5 июл, 10:22
+73 23
Как Сталин изгнал Резника

Как Сталин изгнал Резника

надо везде, где бывали советские вожди, повесить памятные доски, и пусть либералы в знак протеста уходят Вчера произошло знаковое событие. Изве

Константин Анатольев 1 июл, 16:47
+59 82
Опрос: Сталин мог бы победить Гитлера и без помощи союзников

Опрос: Сталин мог бы победить Гитлера и без помощи союзников

Советский Союз мог бы одержать победу над нацистской Германией без помощи союзников. В этом, как сообщает британская газета The Times, уверены 63% россиян. Кроме т

✮IRENA ✮PLATOVA✮ 24 июн, 11:41
+45 186
Черный миф о заградотрядах в Великую Отечественную войну

Черный миф о заградотрядах в Великую Отечественную войну

Суть мифа и его использование Еще в 60-е годы ХХ века на фоне "развенчания культа личности" по кухням страны поползли слухи о "страшных палачах", заставляв

Евгений Никитин 4 июл, 13:07
+29 55

Последние комментарии